?

Log in

Vorhergehender Eintrag | Nächster Eintrag

А вот говорят

сами генералы:

1. ddНачальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал–адъютант М. В. Алексеев (фактически планировал все военные операции с 23 августа 1915 г. по старому стилю):

«С такой армией в целом можно только погибать. И вся задача командования – свести эту гибель к возможно меньшему позору. Россия кончит прахом, оглянется, встанет на все свои четыре медвежьи лапы и пойдет ломать... Мы бессильны спасти будущее, никакими мерами этого не достигнуть. Будущее страшно, а мы должны сидеть, сложа руки, и только ждать, пока все начнет валиться. А валиться будет бурно, стихийно».

2. ddГенерал–адъютант Куропаткин А. А. Брусилову после военного совета в апреле 1916 г. «Что делать в 1916–м военном году?» после того, когда один только Брусилов предлагал наступать:

«Вы только что назначены главнокомандующим, и вам притом выпадает счастье в наступление не переходить, а следовательно, и не рисковать вашей боевой репутацией, которая теперь стоит высоко. Что вам за охота подвергаться крупным неприятностям, может быть, смены с должности и потери того военного ореола, который вам удалось заслужить до настоящего времени? Я бы на вашем месте всеми силами открещивался бы от каких бы то ни было наступательных операций, которые при настоящем положении дела могут вам лишь сломать шею, а личной пользы вам не принесут».

Как Куропаткин в бытность свою Главнокомандующим в Русско–Японскую войну проиграл все сражения, постоянно повторяя: «Терпение, терпение и ещё раз терпение!», широко известно всем. Но вот как он, в результате своей ловкой интриги совместно с ген. Алексеевым выгнав талантливейшего русского полководца П. А. Плеве с должности командующего Северо–Западным фронтом в феврале 1916 г., утопил 100.000 русских солдат и офицеров в талой воде, читай воспоминания царского генерала М. Д. Бонч–Бруевича:

http://militera.lib.ru/memo/russian/bonch-bruevich_md/index.html

[Главы 7–я и 8–я]

Даже Императрица Александра Феодоровна спрашивала мужа в письме, точно ли он уверен в своем решении назначить «генерала–от–поражений» Куропаткина на должность командира Северо–Западного фронта, защищавшего столицу, на что Царь ответил:

«После долгого и всестороннего обсуждения с Алексеевым я решил назначить Куропаткина на место Плеве. — Я знаю, что это вызовет много толков и критики, но что же делать, раз так мало хороших людей! Так что я за ним послал и сообщил ему об этом вчера. … Я думаю, что, с Божьей помощью, Куропаткин будет хорош как главнокомандующий. Он будет непосредственно подчинен ставке и таким образом не будет иметь на плечах такой ответственности, как в Манчжурии! Ты можешь быть совершенно уверенной, что армии под его начальством будут приветствовать его назначение». [Письмо из Могилёва от 6 февраля 1916 г.; Цит. по: Платонов О. А. «Николай Второй в секретной переписке». М.: Алгоритм, 2005 г., стр. 401]

3. ddЧлены Совещания по обороне предлагали в числе мер, направленных к сохранению боеспособности армии, «бережливое расходование человеческого материала в боях при терпеливом ожидании дальнейшего увеличения наших технических средств для нанесения врагу окончательного удара». Записка членов Особого совещания, полученная в Ставке и сообщенная главнокомандующим фронтами, вызвала с их стороны чрезвычайно характерные возражения, которые только подтверждают то, что упрек членов Особого совещания по обороне в проявляемой нашим высшим командным составом малой бережливости офицерской и солдатской крови был справедлив. Генерал Брусилов, главнокомандующий армиями Юго–Западного фронта, пишет в своем ответе [От 8/21 декабря 1916 г., № 1427]:

«Наименее понятным считаю пункт, в котором выражено пожелание бережливого расходования человеческого материала в боях при терпеливом ожидании дальнейшего увеличения наших технических средств для нанесения врагу окончательного удара. Устроить наступление без потерь можно только на маневрах; зря никаких предприятий и теперь не делается, и противник несет столь же тяжелые потери, как и мы... Что касается до технических средств, то мы пользуемся теми, которые у нас есть; чем их более, тем более гарантирован успех; но чтобы разгромить врага или отбиться от него, неминуемо потери будут, притом — значительные».


Как же глубоко заблуждался Брусилов, когда говорил что противник „несёт столь же тяжёлые потери, как и мы“! Во время его безумного
«прорыва» потери были в три, а то и в четыре раза больше, чем у австрийцев и германцев, не упоминая уже о том, что ни одной из своих целей этот прорыв не достиг (Цель №1 выиграть войну; цель №2 хотя бы вернуть Варшаву; цель №3 — по крайней мере, отбить четвёртый по величине город Австро–Венгрии Лемберг (Львов), занятый в 1914 г. русскими войсками, но в 1915 г. оставленный ими во время Великого отступления). Я уже молчу о бойне под Ковелем и уничтожению гвардии на р. Стоход летом 1916 г., где генералы Брусилов и Гурко упрямо добивали последние боеспособные части некогда великой Русской Армии. С 22 апреля по 31 декабря 1916 г. потери России составили 2,040,261 человек; из них убитыми — 262,764; ранеными — 1,562,890. Германия в это время потеряла 262,493 человек (убитыми — 28,858; ранеными — 195,540), а Австро–Венгрия 639,331 человек (убитыми — 45,058; ранеными — 216,474). Итого все боевые потери противника составили 901,824 человек, или более чем в два раза меньше. При этом не стоит забывать о разнице в системе подсчёта у Германии и России. В первой учитывались даже легкие раны, поэтому в строй возвращался каждый второй солдат; в России же легкие ранения зачастую вообще не регистрировались, и в строй возвращался только каждый четвёртый. Следовательно, истинная разница в потерях составит никак не меньше трёх раз. (О потерях во время Брусиловской бойни и об операциях 1916 г. вообще см. труд С. Г. Нелиповича «Брусиловский прорыв. Наступление Юго–Западного фронта в кампанию 1916 г М.: Цейхгауз, 2006 г.; Серия «Сражения Великой войны». Если кто захочет получить книгу в PDF–формате, пишите мне на EMail: Lenya_Shachenkov@mail.ru).


===============================================================


[1] ddБлагодаря «чудесному» руководству военного министра Сухомлинова весь запас снарядов на войну был расстрелян к концу 1914 г., а новый почти не производился вплоть до смещения Сухомлинова. Начальник Главного Артиллерийского Управления генерал Маниковский писал, что норма расхода была установлена в 1910 г. как 1000 снарядов на орудие (на всю войну), тогда как еще в Русско–Японскую кампанию за одно сражение 3–дм пушка выпускала по 300 снарядов (Цит. по: Маниковский А. А. «Боевое снабжение русской армии в мировую войну». Изд. 3–е, переработанное и дополненное Е. З. Барсуковым для Библиотеки командира. М.: ГВИЗ, 1937 г.).

[2] ddТот бой (кстати сказать, окончившийся большой победой русских артиллеристов) происходил в мае 1915 г. Очень скоро (через месяц) у русских канониров будет лишь по 5, максимум по 10 снарядов на пушку в день. Вот что написал об этом артиллерийский офицер Эраст Николаевич Гиацинтов: «…и вдруг, когда мы уже накануне взятия города (Кракова), получаем приказ вместо наступления отступление! Оказывается, как мы вскоре узнали, истощился запас снарядов... Единственно, в чем мы нуждались, это в снарядах, часто нечем было стрелять по очень хорошо видимой и достижимой позиции противника. Бывали перестрелки, в которых мы принуждены были молчать из–за недостатка снарядов. Я помню, как один раз, 1 марта 1915 г., как раз когда я был дежурным офицером по батарее, по нам был открыт сильный артиллерийский огонь из трех батарей, причем одна из них была тяжелая 6–дм. Стреляли они замечательно, попадания были блестящие все рвалось вокруг батареи. Но мы должны были молчать, так как было запрещено стрелять и разрешалось только в случае крайней необходимости, то есть атаки неприятельской пехоты. Так пришла весна 1915 г., которая нам, кроме огорчения, ничего не принесла. Немцы стали снова наседать, снарядов у нас по–прежнему было очень мало, отпускали их, как в аптеке, по столовой ложке, причем со строгим наказом стрелять только в крайних случаях. Это очень действовало на нашу психику, и под давлением немецких войск нам пришлось продолжать отступление (Цит. по: Гиацинтов Э. Н. «Записки белого офицера». СПб, 1992 г. См.: «Моим детям и внукам»).



Comments

( 1 comment — Leave a comment )
geschichtler
Dec. 3rd, 2009 03:11 am (UTC)
« ЗАБЫТАЯ ВОЙНА »
Настоятельно рекомендую посмотреть документальный фильма Б. Криницына «ЗАБЫТАЯ ВОЙНА» (Москва: Киностудия «Отечество», Центр–Студия национального фильма «XXI век», 2002 г.). Автор не только снял потрясающе интересный и совершенно не политизированный фильм, но и наполнил его ОГРОМНЫМ количеством редчайших кадров кинохроники из Российского государственного архива кинофотодокументов (РГАКФД), большинство из которых публикуются впервые. Удивляет и манера изложения материала: автор ни разу не пытается навязать своё собственное мнение, а текст, который он читает, выглядит как краткий комментарий к представляемой кинохронике. Просмотрев этот фильм, я был глубоко поражён и радостно удивлён, что есть ещё на свете люди, так серьёзно и качественно выполняющие свою работу, создавая настоящие научные шедевры. В данном фильме (как, впрочем, и во всех других) имеется ряд исторических неточностей, но это никоим образом не умаляет его познавательного значения. Всем, кто хотел бы скачать этот фильм (594 Мб), просьба писать ко мне на E–Mail: Lenya_Shachenkov@mail.ru
( 1 comment — Leave a comment )

Der jüngste Monat

December 2009
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner